О формальности и традиции

О формальности и традиции

Меня очень смущает формальность прочтения записок во время церковной службы: часто священнослужители вообще просто перебирают их, не прочитывая. Так же и на панихидах: порой стопка записок просто лежит рядом с батюшкой, и он даже не дотрагивается до нее. Наверное, это допускается какими-то правилами, потому что с подобным я сталкивалась в разных храмах. Но ведь людям хочется услышать, как имена их близких прозвучат в церковных молитвенных обращениях. По-моему, это очень важно. Или все дело в отсутствии времени?

Алена

На вопрос отвечает священник Александр ШРАМКО, клирик храма Покрова Пресвятой Богородицы, г. Минск.

Записки поминальные

С формальным подходом можно столкнуться в любом деле - и в житейском, и в молитвенном. Но в данном случае Вы делаете слишком поспешные выводы по неверным признакам. Записок действительно бывает так много, что физически невозможно их прочитать все вслух. И тогда их "перебирают" - это значит поминают про себя. Часть записок распределяют для поминовения среди всех священнослужителей и прислуживающих в алтаре.

В принципе же, православное богослужение не предусматривает длительное поминовение вслух. На Литургии установлены три момента для поминовения по именам. Обязательно по всем запискам молятся на ПРОСКОМИДИИ - подготовительной части службы, которую молящиеся в храме не видят, поскольку она совершается в алтаре. Второй важный момент (и снова негласно) - после пресуществления Святых Даров, перед причастием. Поминается вся Церковь, небесная и земная, и среди этих молитв есть место и для поименной молитвы за живых и умерших членов Церкви.

И третий, самый необязательный момент - возможность поминовения вслух на ектении (молитвенном прошении, произносимом дьяконом с амвона). Правда, в тексте этой ектении такого поименного прошения нет. Но в особых случаях оно может вставляться. Например, для того, чтобы вся Церковь помолилась о выздоровлении болящего прихожанина. И поскольку в этом случае все знают, о ком и о чем речь - присоединяются к этой молитве. Именно для этого есть смысл произносить имена вслух: для призыва к общей молитве об упоминаемом человеке, а не для того, чтобы кто-то услышал свое имя.

Даже то количество имен, которое поминают обычно у нас на Литургии, - это перебор. Длинное монотонное чтение множества ничего никому не говорящих имен только сбивает службу с ритма и рассеивает внимание молящихся.

Предполагают, что этот обычай возник не так давно: когда в советские годы Церковь преследовалась, вплоть до почти полного уничтожения, прихожан было мало, и все они нуждались в особой молитвенной поддержке для своего подвига. Вот о каждом и молились гласно. Или о тех, кого они писали в записках. Тогда это было оправданно - и имен немного, и всем было известно, о ком и за что надо молиться. Потом церкви стали наполняться, а привычка осталась. И новоначальные уже воспринимали такую практику как норму. 

По материалам журнала "Фома"

Просмотров: 

792