Плохой, очень плохой!

Плохой, очень плохой!

Может ли христианин любить себя? Казалось бы, нелепый вопрос. Не только может, но и должен, призван и обязан словами Священного Писания «возлюби ближнего как самого себя». То есть мера отношения к ближнему определяется в Библии нашим отношением к себе. И если ты не любишь даже себя, как же сможешь полюбить других людей и Бога? Казалось бы, очевидные вещи, но… Любить себя многие современные христиане не умеют и даже не хотят.

Недавно старый мой друг, будучи в унынии, произнёс формулу «христианской нелюбви к себе», которую я и сам много раз произносил, и от других слышал неоднократно. Но тут вдруг резануло слух настолько, что захотелось разобраться, о чём она. А сказал мой друг следующее:
– Да, я, конечно, понимаю, что я плохой христианин…

Вот тут у меня и случился когнитивный диссонанс. Говорю ему:

– Постой, как это? Что означает «плохой христианин»? Это же как «осетрина второй свежести». Человек либо христианин, либо нет. Он или живёт по заповедям, или нарушает их. Вот ты, например, воруешь?
– Нет.
– Пьянствуешь? Изменяешь жене?..
– Да нет же, конечно.
– То есть ничего из «грехов к смерти» ты не делаешь. Следовательно, Царство Божие наследовать способен. Зачем же ты так себя называешь?

Друг подумал:
– Но во мне есть и гордость, и тщеславие, и сребролюбие…
– Так, – говорю, – стоп! Это не грехи, а страсти, они в той или иной мере действуют в каждом человеке. Включая величайших святых – и они видели их в себе, и каялись до самой смерти. Что же, они тоже плохие христиане?

Разговор у нас состоялся важный, содержательный. И вот что я из него вынес. Современный христианин зачастую не представляет, в чём разница между грехами к смерти, грехами не к смерти, мысленными грехами и страстями. Всё это смешано в жуткую кашу, и человек перестаёт видеть разницу между убийством и привязанностью к вкусной еде, супружеской изменой и сгоряча сказанным недобрым словом…

В результате хороший, добрый человек, живущий по Закону Божьему, ощущает себя нераскаянным грешником, лишённым спасения. И, конечно же, не любит себя – да и за что тут можно себя любить?

Ну а дальше происходят ещё более печальные вещи. Нелюбовь к себе требует компенсации, поэтому одни заливают её спиртным, другие – необузданной тягой к холодильнику, третьи подсаживаются на социальные сети…

От ложного самоощущения человек шаг за шагом может перейти и к настоящим смертным грехам, изменяющим само естество, душу и тело, отсекающим от Бога, несущим погибель. Логика тут простая: если я, не совершая смертных грехов, живу в предвкушении вечной гибели, а не воскресения из мёртвых и жизни будущего века, если вечные блаженства мне уже недоступны, то хотя бы греховных наслаждений попробую вкусить, всё равно пропадать…

Нужно ли говорить, что подобные мысли внушает всё то же древнее существо, что когда-то нашёптывало в райском саду совет съёсть запретный плод? Так нелюбовь к себе, помноженная на незнание, может лишить человека богообщения и привести к общению с дьяволом.

К слову, в богословской литературе выражение «плохой христианин» я встречал только у Николая Бердяева, да и тот употребил его скорее в публицистическом, чем в богословском смысле. Ни у кого из святых отцов ничего подобного мне на глаза не попадалось.

Из статьи «Христиане второй свежести», православный журнал «Фома».

Просмотров: 

248