Почему Христос не иронизировал?

Почему Христос не иронизировал?

В издательстве «Питер» вышла книга писателя, ведущего канала «Культура» Андрея Максимова «Общение: в поисках общего». Предлагаем вашему вниманию главу из нее.

Андрей Максимов. Фото Дмитрия Брикмана

Андрей Максимов. Фото Дмитрия Брикмана

Меня очень давно мучил вопрос: «Почему в своих проповедях Иисус Христос всегда столь серьезен? Почему Он не иронизировал, ведь ирония, казалось бы, облегчает понимание?»

Когда я спрашивал об этом священников, некоторые из них отвечали: проповеди Иисуса Христа столь серьезны, что тут не до иронии.

Другие же спорили со мной, утверждая, что в притчах Христа много своеобразного юмора и иронии.

Здесь не место вести теологические споры. Тем же, кто хочет всерьез заняться этим вопросом, могу порекомендовать книгу Александра Меня «О Христе и Церкви», в которой немало страниц посвящено тому, что Церковь понимает под юмором Христа.

Если в двух словах, то вывод Меня такой: он находит в проповедях Спасителя юмор (на мой вкус — более, чем своеобразный), но, тем не менее, соглашается с тем, что Иисус не улыбается.

Я же остаюсь при своей точке зрения: Христос не использовал иронию, или, тем более, юмор для того, чтобы донести свою мысль. Не пользовался Он этим приемом!

Но — почему? Почему?

Ведь сегодня нам хорошо известно: если в речи выступающего нет юмора, нет иронии, — ему будет очень трудно донести до слушателя свою идею. В многочисленных книгах: «Как научиться говорить…», «Как научиться выступать…», «Как выступать, чтобы тебя слушали…» — авторы просто настаивают на необходимости быть «немножко Жванецким».

Тот же Ларри Кинг целую главу в книге называет «Продемонстрируйте чувство юмора». Вот ведь как! «Когда я произношу речь, — пишет самый, наверное, знаменитый телеведущий в мире. — Одно из моих главных правил таково: «Никогда не быть слишком серьезным слишком долго».

Все правильно. Могу сам запросто подписаться под этими словами.

Только вот Иисус Христос не шутил.

Ну, почему, почему Он не иронизировал? Ведь ирония, юмор, шутка, казалось бы, помогают донести до аудитории свою мыль…

И вот я подумал: а что такое, в сущности, ирония, и какова ее роль в общении? Почему, разговаривая с человеком, я, как и все мы, считаю необходимым иронизировать?

Человек — единственное существо на свете, у которого обнажение зубов в улыбке означает приветствие. Если любое иное существо на Земле — тигр, собака, хорек, жираф, да кто угодно! — обнажает зубы, это значит, что он готов защищаться, для чего и демонстрирует свой арсенал.

Почему-то я вспомнил об этом, глядя на обложку книги Ларри Кинга, с которой знаменитый телеведущий, разумеется, улыбается, как ему кажется — по-доброму.

Люди улыбаются по-разным причинам. Бывает и так, что с помощью улыбки они защищаются, а то и нападают.

А вот ирония — это всегда защита.

Мы иронизируем, когда не доверяем своему собеседнику.

Ирония — это крепость, в которую мы запираемся, чтобы спрятаться от опасностей внешнего мира.

Спросим себя: почему ирония стала столь популярна именно в наше время? Почему именно сегодня ее обилие многими воспринимается, как проблема?

Ответ очевиден: потому что мир стал настолько агрессивен, что все ищут, куда бы спрятаться.

В том самом Интернете, о котором мы с вами только что говорили, — количество ироничных, ёрнических высказываний составляет, думаю, процентов 70–80, если не больше. Даже выступая анонимно, под неведомым никому ником, человек все равно прячется за иронию. Он боится мира, и убегает в свою крепость — иронию.

Иисус Христос любил всех. Он пришел к людям, и у Него не было необходимости от них скрываться. Поэтому Ему не нужна была ирония.

Мы привыкли считать, что Иисус никогда не улыбается потому, что Он — трагическая фигура. А, может быть, Он не улыбался, чтобы люди не подумали, что, таким образом, Он защищается от них?..

Что ж это получается: разговаривая с людьми, надо быть непроницаемо серьезным?

Разумеется, нет. Общество диктует нам законы, и вовсе не подчиняться им, значит, обрекать себя на то, чтобы быть непонятным.

Однако, как ни парадоксально это прозвучит, необходимо помнить: ирония — это очень серьезно.

Например, часто, чтобы понравиться своему собеседнику, мы делаем ему комплименты. Я уж не говорю о том, что задача понравиться — довольно нелепа, но тут есть еще одна опасность: если в вашем комплименте собеседник прочитает иронию, — общения может не получиться.

Не так давно меня попросила об интервью студентка, в чьей дипломной работе я был одним из героев. Волнуясь, и не зная, как приступить к беседе, она начала со слов, которые ей, видимо, казались комплиментом:

— Андрей Маркович, я смотрю на вас и думаю каждый раз: какие у вас красивые белые волосы, они такие же красивые, как ваши мысли.

Всерьез она это сказала? Иронично? Не знаю… Но, признаюсь, мне стоило немалых усилий, чтобы тут же не встать и не уйти.

Ирония — это вообще штука сложная. Нам опрометчиво кажется, будто все люди способны понять и оценить ее.

Это не так.

Чувство юмора, чувство иронии — такой же талант, как и любой иной. То есть — редкость.

Снова сошлюсь на личный пример. Помню, я писал заявку к одному телевизионному сериалу. Заявка — документ довольно скучный: ты просто должен пересказать суть будущей картины. И я решил «разбавить» текст всякими немного ироничными репликами, типа: «героиня выходит на крыльцо и видит перед собой среднерусский пейзаж»; «герой понимает, что полюбил со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями», и так далее.

Я думал, что, написанный таким образом текст, будет легче читаться. Как я ошибался! Заявку зарубили, и одна из главных причин состояла в том, что заказчику показалось, будто автор не до конца серьезно относится к будущей картине.

С тех пор я пишу заявки сугубо серьезным языком, и их судьба, надо сказать, куда более удачна.

Кроме того, мы часто не можем точно определить границу между иронией и ёрничеством: вам никогда не удастся получить никакой информации, если собеседнику будет казаться, что вы над ним ёрничаете.

Человек легко прощает, если вы его не понимаете: в этом случае, ему чаще всего кажется, будто он выше вас, умней, значительней.

Многие люди будут вам даже благодарны, если вы втянете их в спор. И даже если вы будете убеждены, что победили, смею вас уверить: ваш собеседник, скорее всего, будет думать про себя тоже самое.

Многие люди с легкостью перенесут даже скандал: им будет казаться, что скандал их здорово развлек!

Однако нет ни одного человека, который сможет снести насмешки над самим собой.

Я уж не говорю о том, что чувство юмора у всех разное, и то, что вам может представляться доброй шуткой, вашему собеседнику может показаться злым издевательством.

Повторю еще раз: мы создали такой мир, в котором человек, разговаривающий абсолютно серьезно, выглядит занудой. Это — факт.

Конечно, можно шутить, можно иронизировать.

Но только давайте хотя бы иногда вспоминать: Иисус Христос всегда говорил серьезно. А Он — во всем — все-таки указал ту дорогу, по которой нам надо не забывать шагать.

Ирония часто мешает нам понять другого.

Андрей Максимов, «Общение: в поисках общего»

О чем книга «Общение: в поисках общего»?

Андрей Максимов создал свою систему общения, которая не только помогает людям избавиться от одиночества, но меняет их мировосприятие, а, значит, их самих.

Для этого надо научиться брать интервью — у самого себя, у близких и далеких людей, у любимых и не любимых, у окружающего мира, у телевидения и Интернета.

Просмотров: 

754