Ребро – кость без мозга?

Ребро – кость без мозга?

Идея единосущности, единородности, принципиальной близости мужчины и женщины – идея подлинно библейская. Женщина – не ущербная, а естественная, необходимая грань человеческого бытия; не восполнение какого-либо недостатка образа Божия в Адаме, а завершение его во всей полноте человеческого естества. При соединении в «одну плоть» зарождается новая человеческая личность.

После сотворения Адама Господь говорит, что быть человеку одному нехорошо. Удивительный контраст: всё было хорошо, и тем не менее, Адам не нашёл полноты жизни. Без жены, без верной спутницы, он оказался одиноким.

Поэтому в конце второй главы книги Бытия добавляются сведения о создании женщины: «И навёл Господь Бог на человека крепкий сон; и когда он уснул, взял одно из рёбр его, и закрыл то место плотию. И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку. И сказал человек: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт. 2, 12 – 23). Как понять это загадочное библейское изречение?

Интересно, что в рассказе о происхождении Евы используется глагол «бана» (построил, образовал), а не глагол «бара» (сотворил из ничего). Ева рождена от Адама, «взята от мужа» (Быт. 2, 23), «жена от мужа» (1 Кор. 11, 12). Но, несмотря на это, она всё-таки жена, а не дочь. В отличие от животных, она является помощницей и союзницей Адама в завете с Богом, полностью соответствующей своему супругу (Быт. 2, 18).

Теперь человек предстаёт в качестве двух отдельных и вполне самостоятельных лиц – мужа (иш) и жены (иша). Характерно, что на древнееврейском языке слова «жена», «женщина», производятся от слов «муж», «мужчина» путём прибавления родового окончания «а». Так же и в русском языке соотносятся слова «лис» и «лиса», «супруг» и «супруга».

Библия не уточняет сущность взятого из Адама. Еврейское слово «цела» переводится и как ребро, и как «грань», «сторона» (Исх. 25, 12 и 26, 20; 1 Цар. 6, 5 и 2, Цар. 16, 13). В данном контексте его нельзя рассматривать в анатомическом плане, ведь «кожаных одежд» Бог Адаму ещё не сделал (гл. V). «Всё это не следует, конечно, представлять в телесном виде, – подчёркивает блаженный Августин Иппонский, – подобно тому, что наблюдаем мы обычно у художников».

Язвительные выпады в адрес женщин, будто материалом для них послужила «безмозглая кость», по меньшей мере, нелепы. Кстати, ребро в своей полости имеет костный мозг. Достоинства Евы нисколько не умаляет и способ её создания. Как Ева рождена от Адама, так Христос – от Пресвятой Девы Марии (Лк. 1, 31 – 35), а Его Церковь (Невеста и Жена) – от Христа (Откр. 19, 7 и 22, 7).

Преподобный Ефрем Сирин делает Еве даже своего рода комплимент: «Ева была уже в Адаме… по телу… и по душе, и по духу; потому что Бог ничего не присовокупил ко взятой от Адама кости, кроме красоты и внешнего образа. Поскольку же в самой кости заключалось всё, что нужно было для образования из неё Евы, то справедливо сказано: «мужа и жену сотворил их».

«Ребро или кость здесь не есть что-то простое, – полагает святитель Иннокентий Херсонский. – Оно должно означать целую половину существа, отделившуюся от Адама во время сна. Как это происходило, Моисей не говорит, и это тайна. Ясно только, что прежде нужно было образоваться общему организму, который потом разделился на два вида – мужа и жену».

Творец выделил из Адама не какую-то часть костной системы, а ту сторону, в которой заключалась женская природа (гл. II). Ибо взять можно лишь то и лишь оттуда, что предварительно уже было, и было именно там. Господь разделил единое прежде на два пола, дабы потом, в Таинстве брака, снова объединить разделённое. Поскольку «Бог мужчину и женщину сотворил их», то «человек оставит отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мк. 10, 6 – 9).

Отметим, что, изъяв у человека ребро, – самую близкую к сердцу кость – Бог прикрыл это место плотью. Здесь есть иносказание: обнажённое сердце мужчины покрывается плотью. Это знак того, что естественное влечение мужчины к женщине связано с плотским стремлением быть её мужем.

Увидев жену, Адам как бы от имени всех мужчин воспевает гимн любви: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою»… Поистине, она – женская часть меня, я – мужская часть её. Так происходит в настоящем браке и доныне.

Столь уникальное единение возможно благодаря тому, что оба пола имеют единую природу. Действительно, кроме медико-психологических особенностей, у них нет существенной разницы. Главное биологическое и социальное отличие женщин и мужчин продиктовано детородными функциями. Вот почему достоинство полов перед Богом одинаково, и сочетаются они между собой как две части единого целого. Ни одна из этих частей не достигает совершенства без другой или без особого действия благодати Божией вне брака (например, в монашестве).

Идея единосущности, единородности, принципиальной близости мужчины и женщины – идея подлинно библейская. Женщина – не ущербная, а естественная, необходимая грань человеческого бытия; не восполнение какого-либо недостатка образа Божия в Адаме, а завершение его во всей полноте человеческого естества. При соединении в «одну плоть» зарождается новая человеческая личность.

Из книги «Что такое «наследственная порча»?».

 

Просмотров: 

339