Иконописное предание

Иконописное предание

21 мая - Вознесение Господне
После Воскресения Иисус 40 дней является ученикам и беседует о том, что они раньше не готовы были слышать или не вполне понимали. Господь словно переплавляет их души, превращая рыбаков и ремесленников – в проповедников. Он говорит им, что это ещё не всё, что придёт Дух Святой и совершит окончательный благодатный переворот в их сознании.

Сказав главное, Спаситель идёт с учениками на гору Елеон, и там происходит невиданное: Он поднимает руки в благословляющем жесте, отрывается от земли, устремляется вверх и исчезает в лучезарном облаке. Апостолы трепещут в восторге. Тогда же им являются ангелы: «Что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознёсшийся от вас на небо, придёт таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо».

Вознесение Господне описано в двух Евангелиях и Деяниях святых апостолов: Мк. 16: 19 – 20; Лк. 24: 50 – 53; Деян. 1: 4 – 11. Рассказывают о нём и иконы.

На заре христианства

Новозаветное повествование легло в основу иконографической композиции вплоть до мельчайших подробностей, но не сразу – первые изображения отличаются от поздних и современных фресок и икон.

Древнейшее из сохранившихся произведений – резная плакетка из слоновой кости начала V века (хранится в Мюнхене). Сюжет её ближе к пасхальному: у гроба Христа – жёны мироносицы, у входа – Ангел, вокруг могилы – воины и какие-то люди. Над этой группой – Спаситель, Которого поднимает вверх спустившаяся с неба рука.

Оригинальность образа вызвана двумя факторами. Во-первых, на заре христианства проповедники (особенно западные) подчёркивали, что Христос воскрес силой Отца. Тем самым усиливали мысль, что именно Отец – главное Лицо Святой Троицы, что Христос подчинён Отцу. Позже это богословское утверждение уравновесило учение о тождественности Троичных Личностей в Их единой Божественной природе.

Во-вторых, в западной традиции понятия Воскресения и Вознесения были взаимосвязанными, почти взаимозаменяемыми. Отсюда и икона, объединившая образы Пасхи и Вознесения.

Не история, а аллегория

Со временем изображения становятся всё больше похожими на современные иконы Вознесения. Например, рельеф на деревянных дверях базилики святой Сабины в Риме. Он тоже V века, но его композиция напоминает привычные для нас иконы и картины.

Доска условно разделена на два пространства. Внизу – Богородица в окружении апостолов Петра и Павла, которые держат над Ней царский венец. В центре верхней части, Неба – Спаситель на фоне четырёх крылатых животных, символизирующих четырёх евангелистов. Рядом с изображением Христа – греческие литеры «альфа» и «омега». Это отсылка к Апокалипсису, где Господь говорит о Себе: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец, Первый и Последний» (Откр. 22: 13).

Примечательно, что на этой иконе у Господа нет бороды. Эта деталь тоже отсылает нас к Священному Писанию. Она указывает на сыновний статус Христа по отношению к Богу Отцу: «Се, Отрок Мой, Которого Я избрал, Возлюбленный Мой, Которому благоволит душа Моя» (Мф. 12: 18).

Сюжет насыщен аллегориями. Он не просто иллюстрирует священную историю, но выражает аспекты вероучения, связанные с праздником:

– Евангелие умалчивает о присутствии Богородицы в момент Вознесения, но Предание свидетельствует, что и Она была на Елеоне. На иконах Её изображают не с целью воссоздать картину события, а для выражения идеи Церкви. Богородица всегда мыслилась главной среди людей, второй по значению личностью после Христа. Она – олицетворение всех членов Церкви, заступница всего христианского рода. Поэтому Царица Небесная присутствует практически на всех изображениях Вознесения.

– Апостолы Пётр и Павел указывают на две стороны церковного бытия: закон и благодать. С одной стороны, падшее человеческое естество нуждается в обуздании, контроле и исправлении, для чего и даны Богом заповеди и установления. С другой стороны, человек призван к свободе и любви, а исцелённая во Христе человеческая природа устремлена к Богу искренне, всецело и неизменно. Пётр – выразитель «законнической» стороны, Павел же проповедовал свободу во Христе. Вместе они представляют единую неделимую Церковь.

– Спаситель изображён не просто историческим Иешуа. Он – Бог, Сын Божий, Судья вселенной, её Творец и Устроитель. Крылатые животные – атрибут славы и величия Божьего. Этот Бог придёт в конце истории вершить судьбу всех, когда-либо живших на земле.

Канонический образ

Сюжет и символизм современной канонической иконы Вознесения утвердились в иконописной традиции Востока (и отчасти Запада) в IX веке, после победы над иконоборчеством. Золотистое поле – цвет символизирует Божественный свет и благодать – разделено на два участка, верхний и нижний. Разделяет их схематическое изображение Елеонской горы.

Спаситель помещается в верхней части иконы, в окружении Ангелов. От Его фигуры, восседающей на троне, исходит неземной свет, а вокруг неё изображена сфера, символизирующая Божественную славу Господа.

В нижней части – фигуры апостолов, Богоматери и Ангелов. Кроме присутствия Пресвятой Девы, нижняя композиция полностью соответствует евангельскому рассказу. Она более исторична, чем аллегорична.

Ещё меньше аллегорий – на западных картинах и современных росписях. Здесь нет и намёка на символизм – просто изображается, как Иисус, воздев руки, поднимается на небо в лучах славы. Многим верующим нравятся именно такие «картинные» иконы, но если вы хотите насладиться не талантом художника, а глубоким смыслом праздника, лучше обратить внимание на более древние образцы иконописи, передающие с помощью красок главную идею этого дня.

Своим Вознесением Христос вернул человеку Небо, и теперь каждый из нас может стать участником Божественной славы. Если, конечно, мы этого захотим и сделаем всё возможное для уподобления Ему.

По материалам интернет-журнала «Фома».

Просмотров: 

795